• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:51 

carpe diem - лови момент
Я шла с работы забирать Алису из садика. Вижу - женщина котенка отдает. Ну, они часто там стоят, отдают. Я решила пройти мимо. А потом... Что-то щёлкнуло в голове. Котёнок был невероятно поход на рысь - красивый такой, крапчато-полосатый. Я не люблю котят, у меня сложные отношен
яи с мамой, которая не любит животных и не любит того кота, который у нас есть сейчас. Но я взяла котенка. Рысик... дикаватый, красивый. И хвост не морковкой, как у малышни обычно, а пушистый. Спит за батареей, не ест. Чувствую, будет с ним еще хлопот. Герлин мой фырчит, пытается на пасть на малыша (( Странно, ведь Герлин сам попал ко мне в возрасте 7 лет, из семьи с собакой. А теперь ревнуе. Надеюсь, это пройдет. Мама рвет и мечет. А я просто улыбаюсь. Мне очень нравятся коты, всегда хотела иметь двух.

00:07 

Рысик

carpe diem - лови момент

С одной стороны - очень суетно.

Возила Рыся к ветеринару, за 20 минут с нас взяли 800 рублей (( Завтра хотят еще 3000 рублей за прививки, витаминки, осмотр, анализы и лекарства. Котенок ослаблен сильно, за двое суток поел только немного сметанки. Из хорошего могу только сказать, что это точно котик. И что ничего опасного для человека у него нет. Из плохого - у него есть глазной вирус. которым может заразиться мой первый кот. Нервы и еще раз нервы, снова нет денег, вообще никаких.

С другйо стороны - снова есть возможность заниматься делами и не думать о том, что творится в сердуе )) Попой чувствую - в сердце творится что-то неладное. Надеюсь, что к тому времени, как приду в себя. разбираться уже будет не с чем.


23:57 

странное

carpe diem - лови момент

Странное ощущение - будто это и не я живу. Холодно, жарко, хочется спать или есть - не ощущаю почти. Как будто сверху смотрю на похождения собственного тела. Чаще всего даже не задумываюсь над тем, что делаю: зовут в гости - иду, простя что-то сделать - делаю. Порой становится так забавно, задаюсь вопросом: а нафига? И не нахожу ответа. Иногда посреди улицы будто просыпаюсь, обнаруживая себя в странных местах. И - почти никаких ощущений. И симпатии, и антипатии - на автомате. Помню, что раньше сок персиковый любила - покупаю сок. Но мне на самом деле его совсем не хочется.

Я не могу отследить момент, когда что-то пошло не так. Это случалось шаг за шаогм, потсепенно. Теперь "не так" стало так много, что я не представляю, за что хвататься. И не знаю, есть ли я на самом деле. Я приучился соглашаться и не спорить, идти по пути наименьшего сопротивления. А меня самого - вздорного,
задиристого, безбашенного - не стало.


19:16 

так бывает

carpe diem - лови момент

Так бывает... ты чувствуешь, что земля уплывает из-под ног. Как будто ты теряешь себя самого: мысли, чувства, желания. ты не понимаешь, чего хочешь, куда идти и что теперь делать. Впереди столько путей, но они пугают. Тем, что за спиной нет никого, кто омг бып рикрыть, поддержать. И все решения - такие важные, такие сложные. С кем советоваться? Все говорят разное. Шаг - и ты полетишь в пустоту. Включен Контакт, включено еще что-то общательное, но не потому, что я с кем -то переписываюсь - а просто, чтобы чувствовать, что я не один. В голове гулко. Хочется уехать жить в другой город, в другую страну, стать золотоискателем, вложить все деньги в завод по разведению лошадей, отравить тех, кто давно мешает жить... И я понимаю, что на самом деле могу это сделать. Жутко. Я не знаю, чего ожидать от самого себя. И поэтому уже пару лет я зависаю в этом мире, болтаясь, как.... И не делаю ровным счетом ничего.

Зато, черт возьми, меня называют мягким, неконфликтым. Я же всех слушаюсь, всех понимаю, со всеми лажу. Да
же с теми, кому по морде дать хочется. Даже с теми, кому нужно дать по морде. Даже с теми, кто втаптывает меня все глубже в грязь.

Я заню, мне стоит только позвонить друзьям. И будут советы и сочувствие. но как только придет время помогать чем-то (пригласить меня пожить к себе, помочь с документами или что-то такое), все скажут, что у них есть свои проблемы или что они согласны помочь, но лишь "в крайнем случае". И они ТАК это скажут, что я лучше буду ночевать на вокзале, чем у них.

 


12:23 

и все стало... хорошо

carpe diem - лови момент

Да, да, совсем неплохо. Закончены мои стенания на Дайриках, постепенно я вернулся в жж, почти окончательно, почти... ))

Итак, перемены есть, перемен много. К осени, если все сложится, у меня будет своя квартира (если не сложится - то квартира тоже будет, но попозже). Мечтаю о проспекте Энгельса, конечно За пару месяцев, что мы с Лисом там живем, я искренне полюбил этот район с парками, озерами, соснами и громкоголосыми птицами.

Вяло сдаю текущую сессия, настроенеи совсем не учебное. Сдано 9 предметов, осталось еще 8, скууууучно. Даже не расстроюсь, если выгонят.


17:17 

о Талиге

carpe diem - лови момент

вСвои впечатления об игре я кратко накидал в жж, но это так, заметки на полях.

Если же говорить серьезно (а именно Дайрик располагает меня к сереьзности!), то игра удалась. Все, что хотел, я от нее получил и даже больше. Наверно, никогда раньше я так не любил своих персонажей, как Марселя Валме. Собственно, это и отразилось на том, что мне удалось с ним сжиться. Настолько, что это даже отчасти перешло на послеигровую жизнь (ха! есть ли жизнь после игры? не-а!). Наверно, мы с ним изначально похожи в понимании мира.

Свои "спасибо" я высказал всем еще на полигоне. Но повторюсь. Скажу Спасибо не всем, а только тем, с кем удалось больше всего поиграть.

В первую очередь, спасибо мастерам. Мне удалось понаблюдать за подготовительным этапом игры, могу сказать, что это был титанический труд! Но он окупился. Все игроки остались довольны. Их персонажам - тоже отдельное спасибо. Марсель до глубины души остался предан своей королеве и готов был защищать ее от всех и вся. Он так и не смог привыкнуть к новой королеве, и это была главная причина, по которой он отправился на войну. Талиг без Катарины - не настоящий Талиг! И спасибо Рокэ, который взял Марлеся с собой на войну. Для графа Валме это был первый взрослый, самостоятельный, обдуманный шаг.

Спасибо моей очаровательной сестре Шарлотте, которая дала мне почувствовать себя заботливым старшим братом. Лучшей сестры я и не мог себе пожелать - она походила на меня темпераментом (переодевания в мужское платье, игра в азартные игры), но, в то же время, серьезно отнеслась к семейной чести.

Спасибо Арно Савиньяку, моему близкому другу и собутыльнику, за его легкий нрав и веселое отношение к жизни. Я очень рад, что выда сестру замуж именно за этого человека.

Спасибо Арлетте, безусловно, лучшей из женщин. Умная, расчетливая, обаятельная, она могла бы управлять целой страной. Мать двоих взрослых сыновей, не утратившая легкости и девичей прелести. С ней было прекрасно танцевать! Несмотря на то, что она отвергла предложение Марселя стать его супругой, Марсель продолжал писать ей дружеские письма во время войны. И в письмах этих не было его обычного позерства. В них было то, чего от него мало кто мог ожидать, - размышления о политике и о судьбе родного Талига.

 

 

Я очень рад, что на этом история Кэртианы не закончилась, и в июне намечено продолжение игры. Закаленный в войне Марсель, повзрослевший, но все такой же веселый и легкий на подъем. Мир в ожидании второй войны. Мир накануне излома.

 

 

 


18:08 

Марсель Валме, мысли, которые не были высказаны вслух

carpe diem - лови момент

Мне легко, мне совсем легко. Я ощущаю себя перышком, подхваченным ветром...

Этой весной я впервые задумался о политике. О политике и о Талиге. Та проповедь Сильвестра на утренней службе, слезы Катарины Ариго... смерть кардинала, выходцы, грядущая война. Я впервые ощутил, каким хрупким может быть тот мир, в котором мы живем. Цветущие каштаны и хорошенькие женщины, Черная Кровь, балы - как мыльный пузырь. Сильный порыв ветра - и он лопнет, лопнет... Где окажусь я сам? Ветер подхватывает перышко и несет его вверх, вверх...

И мне впервые в жизни стало по-настоящему страшно. Мне не было так страшно даже в раннем детстве, когда мы с Савиньяками ходили на кладбище, чтобы увидеть пегую кобылу. А стало так страшо, как после смерти матери, когда я впервые узнал значения слов "смерть" и "никогда". Я ощутил себя старшим, наследником Валмонов. Я понял, что ТА, прошлая жизнь, осталась далеко. И что теперь все изменится.

Надеюсь, Арно сумеет позабоиться о Шарлотте. Потому что у меня такое ощущение, что я не смогу сам заботиться о ней. Теперь мое серде отдано Талигу, миру, который я... люблю. Мне не нравится это слово - "люблю". Оно не отражает того, что я чувствую в действительности. Избитое, банальное.

Вино, карты, женщины. Все, как раньше. То, что наполняло мою жизнь раньше, становится лишь частью моей жизни. Не самой важной и не самой нужной. Все тот же мир, но теперь с другого ракурса, с высоты птичьего полета. Где люди, события, вещи становятся мелкими. Я так страдал, когда приходилось по три месяца проводить подле батюшки, рассказывать ему о столичных новостях. Почитал это неприятной обязанностью, чувствовал себя зверем в клетке. Смешно вспоминать!

А дальше - круговорот, череда событий, промелькнувшая быстро-быстро. И как будто все это было не со мной. Ветер подхватил перышко и понес его прочь, далеко-далеко. Война, поход, Алва.

 


18:27 

невысказанные мысли, часть 2

carpe diem - лови момент

Письмо... очередное письмо Арлетте Савиньяк. Почему именно ей? Почему не сестре и не отцу? Слишком много вопросов в моей бедной голове в последнее время. Но мне больше не хочется искать на них ответы.

Здесь - война, здесь каждый день умирают люди. Могу умереть и я. А мне не хочется умирать, я отчаянно хочу жить ,как никогда раньше. Почти каждую ночь мне снится Талиг - посиделки с Арно в трактире, карточные игры с Манриком, наши авантюры с шарлоттой и балы. О, это прекрасное ощущение, когда рядом с тобой танцует красивая женщина, от нее пахнет, как от весеннего цветка, а платье ее струится, как вода, глаза горят радостным возбуждением, и она смеется, показывая влажные жемчужины зубов... Ощущение жесткого корсета под моими руками и желание этот корсет сорвать, здесь и сейчас!

Все же есть на свете вещи неизменные.

Здесь война, а там Арлетта. Почему-то мне кажется, что именно она сможет меня понять. И я пишу ей о хрупкости этого мира и о цветущих каштанах. О военных операциях и о полководческом таланте Рокэ. О смерти и боли, о надежде. О политике и о том, как никто из нас не хочет умирать. Я не знаю, читает ли она вообще мои письма или хмурится и сжигает. Иногда очень хочется, чтобы читала. До слез хочется. А иногда - совершенно все равно. В письмах нет ни слова о том, как я восхищаюсь ей. Тем, как она танцует и как ведет себя на Совете меча, с каким достоинством, но без лишнего высокомерия она держится. Подобные письма я десятки раз писал другим дамам. Но не ей.

Да ничего мои письма не изменят, я знаю. И я - вего лишь глупый мальчишка, растерянный быстро сменяющими событиями, напуганный собственным стремительным взрослением. Да и кто из нас в эти дни не чувствует себя растерянным?

Надо мной подшучивают. Спрашивают, кто так преданно ждет моего возвращения из похода. Отшучиваюсь. Они все еще видят во мне того мальчишку, который наслаждался столичной жизнью. Несерьезного повесу. Пусть. Так даже лучше.

А самое интересно состоит в том, что меня никто не ждет. Сестра замужем, у отца еще трое сыновей. И никто по-настоящему не ждет. И так легко-легко от этой мыли. Ничьи мысли, ничья тоска не привязывают меня к этому миру.

 

 


00:25 

письмо от Марселя Валме Арлетет Савиньяк

carpe diem - лови момент

*** письмо написано перед тем, как Марсель отправился с Рок Алвой в Кэнналоа для подготовки кампании в Фельпе***

 



Здравствуйте, Арлетта!



Мне и вправду очень жаль, что не удалось попрощаться с
Вами перед отъездом. Но я прекрасно понимаю, что Вам сейчас не до меня, ведь
скоро Ваши сыновья разлетятся в разные стороны, и Ваши мысли, желания, надежды
– вместе с ними. Каково это – быть матерью тех людей, кто определяет судьбы
Талига?



Вы не подумайте, что я – глупый ребенок, который решил
написать Вам по случайности, вовсе нет. Да и решение отправиться с Алвой на
войну – не случайность. Я давно мечтал об этом. Не о парадах и не о мундире. А
о ПРИКЛЮЧЕНИЯХ. О тех, о которых в
книгах пишут. Мне хочется испытать себя. Моя жизнь была такой радостной и
счастливой, наполненной всем тем, что было мне дорого. Но в какой-то момент
этого становится недостаточно.



Тогда, во дворце, помните? Я увидел Вас совсем другой,
чем раньше (Наверное, до этого я был слеп, ничем иным объяснить это не могу.).
Тогда, когда все искали выходцев, вы вбежали в зал с пистолетом наперевес,
решительная, смелая. И я сразу вспомнил, в какой строгости вы воспитывали
сыновей, как решали дела на Совете Меча, как держали судьбы Талига все это
время в своих руках, принимая весьма мудрые решения. Тот момент перевернул
многие мои представления о жизни. С одной стороны, мне стало жутко стыдно. С
другой – захотелось хоть немного времени провести рядом с Вами. Даже не для
того, чтобы научиться чему-то, а чтобы насладится тем внутренним светом,
который Вы излучаете. Чтобы впитать в себя вашу уверенность.



То предложение, которое я сделал Вам в шутку, Вы не
подумайте, я вовсе не хотел Вас обидеть. Да, сначала это было небольшое
развлечение для нас всех, уставших от событий последних дней. И никаких
серьезных намерений у меня не было. К тому же, я знал, что получу отказ. Но
когда Вы действительно сказали «нет», в моем мире снова что-то изменилось.
Изменилось и уже никогда не станет прежним. И я не жалею, даже наоборот.
Понимаете, мне в голову пришла мысль – а кому эта удивительная женщина вообще
может ответить «да»? Какими достоинствами надо обладать, чтобы она согласилась.
Нет, Вы не подумайте, Арлетта, я понимаю, что после Арно Вы уже не сможет
никого полюбить так же. И очень, очень рад, что Ваш брак оказался настолько
счастливым. Вы заслужили это счастье как никто иной. Наверное, ради счастья
Талига Вы пошли бы и на брак без любви. Но подумал я о другом. О том, что,
может быть, когда-нибудь Вы решите, что Вам интересно будет идти по жизни рядом
с каким-то человеком. С тем, кого Вы будете уважать, ценить. Может, только
по-дружески, все равно. Нелепая, пошлая мысль! Она пришла сама собой,
неожиданно даже для меня самого.



Умоляю, не смотрите на меня свысока. Я не выдержу
этого. Обидно до слёз. Вы - единственная женщина, чьим мнением я так дорожу. И
так хочется расспросить Вас сразу обо всем, узнать Ваше мнение по поводу
политики короля и позиции кардинала, по поводу отношений Талига с Дриксен и
Гаунау. Но, наверно, мое время еще не пришло.



Знаете, Арлетта, я даже не надеюсь получить от Вас
ответ. Нет, конечно, получить его будет огромным счастьем, но счастьем
нечаянным. Для меня радость одно то, что Вы прочитаете мое послание.



Знали бы Вы, как мне не по себе! Ведь я впервые уезжаю
так далеко от Талига (поездки до родового имения и обратно не в счет). Впервые
у меня не будет под рукой личного парикмахера и портного. Пусть Вам сейчас
кажется это смешно, а меня приводит в отчаяние одна эта мысль. И только
любопытство помогает не думать постоянно о неудобствах походной жизни. Хотите,
я расскажу Вам о Кэнналоа, когда вернусь? Все-все расскажу, до малейшей детали.
Даже запишу для верности. Думаю, с Рокэ вообще скучать не придется. А можно, я
буду Вам иногда писать? В воздухе уже давно пахнет войной, и на душе у меня неспокойно.
Меня пугают перемены. Вам смешно? Смейтесь, я действительно нелеп. Но я – не
трус. Да, меня пугает война, пугают выстрелы, пугают лошади, пугает кровь. И
смерть тоже пугает. Но это не значит, что я стану отсиживаться под крылом у
батюшки. Знаю, все мальчишки в детстве мечтают быть похожим на Рокэ. Но я не
ограничусь мечтами. Я действительно стану. Я не готов признаться в этом хоть
кому-то. Но Вам почему-то не страшно признаться. Пусть не сразу – представляю,
какой это огромный труд! Иначе не смогу потом сам себя уважать. Нет, мне не
хочется стать какой-то заметной политической фигурой. Но, как ни странно, мне
хочется сражаться за мой Талиг. За то, чтобы безмятежно танцевать на балах и
пить вино всю ночь напролет, не думая о том, что на границах неспокойно. И еще немножко
за то, чтобы Вы спали спокойно, думая только о внутренней политике и не
волнуясь за жизни сыновей.



В общем, знайте, что я помню о Вас. Всегда.



Пусть Четыре Молнии падут четырьмя мечами на головы
Ваших врагов, сколько б их ни было.



Пусть Четыре Скалы защитят от чужих стрел, сколько б
их ни было.



Искренне Ваш



Марсель Валме.


14:05 

первые дни на пути к Кэнналоа, невысказанные мысли Марселя

carpe diem - лови момент

Я думал, что в
походе мне будут сниться милая Шарлотта и братья, но снится совсем не то.
Снятся балы, постоянно – балы, схемы танцев, грохочущая музыка.



Когда я впервые
попал на бал? Кажется, лет в одиннадцать. Сбежал от тетушки Энн (куда ей
уследить за четырьмя резвыми детьми одновременно!) и пробрался в зал. Спрятался
за портьерой и жадно наблюдал за танцующими. Я был ошеломлен и ослеплен. В
свете сотен свечей зал казался залитым янтарем, а пары скользили по паркету так
легко, будто не касались ногами земли. Пахло живыми цветами и каким-то
странным, волнующим, чувственным ароматом, то которого вставали дыбом волосы на
затылке. Но не успел я в подробностях рассмотреть происходящее, как тяжелый
бархат, скрывавший нишу, в которой я прятался, приподнялся, и прямо передо мной
возникло очень красивое женское лицо. Оно было не похоже на женские лица,
виденные мной ранее – бледные, словно фарфоровые, святящиеся изнутри. Оно было
живым, таким же живым и милым, как лицо моей ненаглядной сестры Шарлотты –
минимум косметики, естественный легкий румянец и нежный пушок на щеках, как
будто на персике. И глаза… два больших-больших карих глаза.



- Неудобно,
наверно, весь вечер провести в нише. Вот, я принесла тебе разбавленное вино и
шоколад. Не переживай, я никому не скажу, что ты здесь.



Я не мог ответить
– язык прилип к небу. От женщины пахло именно тем самым дразнящее-чувственным
ароматом, который заставлял мое сердце скакать, как зайца по весне. Мне до
безумия захотелось коснуться плеча незнакомки, но она уже опустила полог и
пропала среди танцующих.



Я видел ее еще
несколько раз, особенно долго, когда Играли в «Живые картины».



Для живых картин
выбирали несколько сюжетов, хорошо известных всем присутствующим: религиозных,
литературных, исторических, мифологических или сказочных, например "Уход
Абвениев" или «Свадьба Оллара».
Затем распределяли роли. Делали декорации, обходясь подручными средствами:
вместо декорации вешали драпировку, костюмы сводили к нескольким деталям—
плащу, короне и т.п. Во время представления участники живой картины под музыку
выходили на сцену, располагались группой, соответствующей сюжету, и по команде
замирали в полной неподвижности — как на картине. Через минуту по новой команде
позы менялись, и возникала новая сцена на тот же сюжет, а потом еще раз. В то
время я не усердствовал в учении, поэтому не могу точно сказать ,какие именно
картины представляли присутствовавшие. Но смотрелось это замечательно!



А после бала,
когда слуги убирали залу, выметая из нее кусочки кружев, смятые оторвавшиеся
цветы, блестки и перышки, я нашел среди этого мусора атласную желтую ленту, ту
самую, которая была в волосах моей спасительницы, ставшей моей музой на долгие
годы.



Мне часто снится
тот бал. Это позже были скучные этикетные правила. Часто – зарифмованные для
лучшего запоминания.





Старайся, чтоб
твой нос был свеж и чист;





Не фыркал, не
сопел, не издавал бы





свист, старайся за
столом так руки держать,





Чтоб платья дам не
замарать.





А тогда все свое
детство я мечтал скорее вырасти, чтобы вести в танце свою даму. Иногда мне
кажется, что я увлекся красавицей Марианной только потому, что она была как две
капли воды похожа на ту незнакомку с карими глазами.



Ах, женщины! Я
могу думать о них бесконечно. И эти мысли скрашивают все неудобства походов.



Милый, понимающий
батюшка! Он очень рано разрешил мне присутствовать на балах, но я до сих пор не
могу насытиться ими. Как же я надеюсь, что в Кэнналоа будет бал! Рассказывают,
что кэнналийки все на вид красавицы, да и нравов придерживаются свободных. Дай
Создатель, чтобы это было так! Ведь Алва наверняка не останется доволен, если у
меня возникнет скандал с родственниками какой-нибудь незамужней красотки. А
уважение маршала для меня дороже, чем забава на один вечер.



Впрочем, стоит
отметить, что Рокэ вовсе не аскет. Возит с собой лучшее вино, так что вчера я
утешался бутылочкой Вдовьих Слез.


23:26 

возвращенеи в Талиг

carpe diem - лови момент
Не войти два раза в одну реку, не вернуться два раза в один и тот же город. Меня встретил совсем другой Талиг и другие люди. Я как будто выпал из прежней жизни, оказался на обочине. Всегда смеявшийся над теми, кто женат на политике, я вдруг оказался на их месте.
Смятение... Это слово, которое полностью описывает моё состояние в те дни.
Коронация Елены, теперь уже Оллар. Ричард Окдел и Генри Рокслей, отказавшиеся приносить присягу. Неужели это я пытаюсь насмешничать над ними? Неужели это я так рьяно критикую политику Окделлов в Надоре, а затем арендую у Ричарда часть его земель, чтобы заняться добычей стали? Не верю, не хочу верить! Прежний Марсель не был таким расчетливым и холодным, он ко всем людям относился без неприязни! Но забыты карты и победы на любовном фронте. Я помогаю участникам заговора против Штанцлера, обыскиваю его кабинет, лжесвидетельствую, заставляю юного Окделла предавать свои идеалы…
Талиг, сколько предательств, сколько подлости совершено во имя любви к тебе? Сколько разорванных отношений, сколько растоптанных судеб! Мне страшно. Я пытаюсь найти поддержку в тех, кого считал своими самыми близкими людьми.
Шарлотта, которая была для меня ближе всех братьев вместе взятых. С которой мы всегда придумывали шалости. Милая сестра, переодевавшаяся мальчиком, которую я представлял всем, как нашего дальнего родственника. Зелёно-чёрное платье, которое я всегда краем глаза ловил на любом балу. Моя милая маленькая сестрёнка теперь жена. Она ведет хозяйство и ждёт мужа, возможно, скоро она станет матерью. Шарлотта, сердце моё, чуть не погибшая во время восстания в Сэ. Шарлотта, чей роман с Лионелем я так решительно прервал. Ради сохранения её чести, ради того, чтобы Савиньяки позаботились о моей сестре. Да какая разница, ради чего?
Дженнифер Рокслей, которая всегда была моим другом, которая относилась ко мне с голубиной нежностью, которую я готов был защищать от всего мира. Ничего не изменилось между нами, просто я увидел её глаза в тот миг, когда она смотрела на своего упрямого, безрассудного, бескомпромиссного мужа Генри. Она была готова пойти с ним до конца. Даже в Багерлее. Дженнифер никогда не смотрела ТАК на меня.
Марианна, всегда казавшаяся мне такой легкомысленной и красивой. Просто фарфоровая кукла, а не женщина. Марианна, которая неожиданно оказалась такой хрупкой и трогательной, такой живой и настоящей. Марианна, невеста Лионеля Савиньяка.
Арно, друг детства, с которым всегда легко и весело. Кто всегда будет смотреть на мир глазами честного, благородного, справедливого мальчишки. Никогда не забуду, как он смотрел на меня, когда я уговаривал его лжесвидетельствовать против Штанцлера. И то, с какой болью он сказал мне: «Давай я лучше пойду и застрелю его». Как, как я могу после этого мечтать о дружбе? Нет и нет.
Никто и никогда не увидит больше Марселя настоящим. Я буду еще не раз выставлять себя смешным и нелепым, буду литрами пить вино и рассуждать о женщинах и новых рубашках. Лишь бы больше никогда не дать заметить под этой маской меня настоящего, невидеть такого горького разочарования. Помнится, я клялся в том, что никогда не стану похожим на Рокэ. А теперь учусь у него. Учусь держать лицо и казаться безрассудным. Я очень прилежный ученик.
Я смотрю на закат до рези в глазах, до боли, до слёз. И мне больше не страшно выглядеть сентиментальным дураком. Не страшно казаться неуклюжим, немужественным, боящимся вида крови, не умеющим плавать. Не страшно, что надо мной снова будет по-доброму потешаться Катарина, которая намного более стойко переносила тяготы походной жизни.
Мне страшно, что прежний Марсель умер, а этот, новый, мне совершенно не нравится. Смелый, дерзкий, расчетливый. Он может быть сильным человеком, может вызывать восхищение (и ещё будет, я уверен). Но он не стоит любви.

- Я слишком стара для Вас, - говорит Арлетта.
- Ваш возраст – это только достоинство, Ваша мудрость восхищает меня.
- На мне останется весь Талиг в отсутствие Алвы и сыновей.
- Политика – не женское дело, Вы сами говорили это. Вам нужен тот, кто снова поможет Вам почувствовать себя женщиной.
- Что скажет Бертрам?
- Меня не страшит гнев отца, я уверен, что смогу объяснить ему всё. И гнева Лионеля я тоже не боюсь, - я шалею от собственной дерзости, кажется, я краснею.
- Но я не люблю Вас.
На это мне возразить нечего.
Перед войной все спешат обручиться, чтобы было, к кому возвращаться. Даже Алва, даже суровый комендант Багерлее. И только Марсель, любимец женщин, мнивший себя самым удачливым из мужчин, оказался вдали от этой любовной суеты. Лишний.
Я лишний в столице. Моё место там, на войне. Где нужно просто чётко исполнять приказы. Где нет места тонким материям.
Листок оторвался от дерева, полетел, влекомый ветром, и упал на чужую землю.

01:21 

словами Ланса, потому что своих слов нет

carpe diem - лови момент
26.06.2012 в 01:54
Пишет Lance:

Так плохо, что хорошо.
Удивительное все-таки это ощущение - когда возвращаешься в город и следующие два дня не вполне понимаешь, в каком ты мире.
Когда тебя переехало асфальтовым катком, кишки размотало по ёлкам, когда тяжело и плохо, внутри всё болит и плачет, - а ты счастлив.
И не хочешь, чтобы это проходило. И жить с этим не можешь тоже. И просишь в пустоту, чтобы только отпустило побыстрее, потому что невыносимо это.
И засыпаешь с мыслью: не хочу, не хочу, чтобы заканчивалось, пожалуйста, не надо.

Есть все-таки в ролевых играх что-то нездоровое. -) Каждый раз знать, что потом - будет плохо, будет очень плохо, - и всё равно кидаться в омут головой. Знать, что деролинг будет резать по живому, знать, что из тебя всю душу вынет это состояние, когда и не деролиться нельзя - крыша съедет, и деролиться не хочется так, что хоть на стену лезь, - и тем не менее, блядь, лезть и лезть на эти грабли с упоением и восторгом, а потом сидеть примерно как я сижу с момента, как проводил в воскресенье баронессу на поезд, - с остекленевшим взглядом в одну точку и с кастрюлей глинтвейна, от которого не пьянеешь.

URL записи

записки одной гриффиндорки

главная