17:44 

5 хоркрусов Лили Поттер, первый

forgotten-invocation
carpe diem - лови момент
Итак, мой первый в жизни фанфик, написанный специально для Лили . Это точлько начало. Если успею, буду выкладывать по главе в день.

5 хоркрусов Лили Поттер

Первый

- Лили! – она повернула голову на звук, не открывая глаз. – Лили, милая, все закончилось.
Мягкий баритон мужа заставил улыбаться прежде, чем оно осознала, что же произошло и где они оба находятся. Ощущения возвращались к молодой женщине медленно, слишком медленно. Первое, на что Лили обратила внимание – на запах. Непередаваемый запах прелых листьев и прохладного, пронизанного солнцем воздуха. Затем вернулись ощущения, и девушка почувствовала широкую ладонь мужа, поддерживающую ее под голову, как будто он купал младенца. Младенец… это слово обожгло все внутри, будто Лили неожиданно хлебнула серной кислоты вместо сока. Ребенок, ее сын…
- Гарри! Гарри, что с ним?! – она резко села и открыла глаза, заранее сморщившись, ожидая головокружения или боли. Но ничего такого не случилось. – Джеймс, что с Гарри?
- С ним все в порядке, - поспешно заверил ее муж.
Немного успокоившись, Лили, наконец, осмотрелась. Она лежала на деревянной скамейке, спинкой прижимавшейся к чугунной ограде. За оградой мягко шелестели могучие дубы, уже сбросившие листву, а чуть вдалеке виднелось красное кирпичное здание с трубой, из которой поднималась тонкая струйка дыма. А впереди были рельсы…
- Мы на вокзале? – удивленно спросила Лили, испуганно сжимая ладонь мужа.
- Похоже, что это Кингс-Кросс.
- Но… как?
Лили попыталась вспомнить, что же предшествовало этому странному пробуждению. Вспоминались такая же поздняя осень, уютный старый дом в Годриковой Лощине, скрипящие под ногами половицы, настойчивый запах корицы и пепельный кот, играющий с клубком шерсти. Вечер в гостиной, большой жаркий камин, маленький Гарри, играющий с отцом в кубики и вышивка, которую Лили вот уже месяц не могла закончить. Скрип гравия на подъездной дорожке, который они услышали слишком поздно. Томительные мгновения в поисках забытых на втором этаже палочек. «Бери Гарри, бегите, я их задержу». Полные безумия глаза Джеймса, белые маски нежданных гостей. Длинное платье, мешающее бежать, вой испуганного ребенка, слишком крутая лестница. «Отойди, девчонка, ты мне не нужна». Вспышка зеленого света, боль, темнота.
Холодок на миг коснулся сердца девушки, но мгновенно исчез. Лили попробовала разобраться в собственных ощущениях, но не уловила ни страха, ни боли. Какая-то часть ее знала, что с сыном все в порядке. А большего пока что и не требовалось.
- Джеймс, мы… мертвы?
- Полагаю, что да, - взъерошенный растерянный Джемс погладил жену по спине. – Смотри, кто это?
Они оба повернули головы влево, туда, где из густого тумана появился волшебник с шелковой лиловой мантии. Казалось, он шел, не касаясь земли, плавно скользя в паре сантиметров над платформой. Вскоре Поттеры смогли разглядеть длинную седую бороду, перехваченную золотистой летной, нелепую серую шляпу с серебряными звездами и длинные, загибающиеся кверху туфли в восточном стиле.
- Альбус! – выдохнула Лили, вспорхнула со скамейки и кинулась к старому волшебнику.
Бывший директор Хогвартса широко развел в стороны руки, будто ловил ребенка, затем заключил девушку в объятия, мягко улыбнувшись растерянному Джеймсу.
- Я рад видеть вас, мои дорогие, очень рад. Вы уже догадались, где мы находимся?
- На вокзале… Но этого же не может быть! – воскликнул Джеймс.
- Вы… тоже мертвы? Значит… Воледморт…? – Лили слабо всхлипнула и начала оседать вниз. С двух сторон ее подхватили руки мужа и бывшего преподавателя.
- Давайте сядем и немного успокоимся, - предложил Альбус.
Все трое устроились на скамейке, лили вцепилась в худую старческую руку, такую же теплую и крепкую, какой она ее помнила со дня их последней встречи.
- Скажите, я похожа на мираж или на привидение? – начал Альбус в своей неторопливой манере.
- Это больше всего и смущает, - признался Джеймс. – Я готов поверить в такого рода посмертие, просто это как-то… неожиданно. Почему не дом с садом, к примеру, а именно вокзал? И почему вы оказались здесь с нами.
- Если вы спуститесь с платформы и пройдете через парк, то попадете как раз на автобусную остановку. Там вас… встретят и проводят до самого дома. Вашего дома. Ни о чем не волнуйтесь. Теперь у вас есть свой дом с садом, там все именно такое, каким вы хотели бы видеть. Там вас ждут друзья.
- Которые тоже…, - Лили оборвала себя на полуслове.
- Да, которые тоже погибли. Но я должен вас немного огорчить – вы здесь задержитесь надолго, но не навсегда. Вас ждет новая жизнь, с чистого листа.
Джеймс сжал руку жены до боли, до синевы в пальцах, но она не возражала.
- Вместе, - поспешил успокоить их Дамблдор.
- То есть вокзал, это… переходный этап, да? – в глазах Лили отразилось мгновенное понимание.
- Да, милая, да. К сожалению, мое время ограничено, я еще нужен в мире живых, поэтому смогу ответить лишь на часть ваших вопросов.
- Но почему… Почему переходный момент? Почему мы сразу не начали путь заново? И что там с Гарри?
- С Гарри все в порядке, он остался жив, но я не могу рассказать вам, почему и что с ним случится дальше. Также, как он не сможет узнать о вас. Не расстраивайся, девочка моя, все не так страшно, как ты уже успела себе нафантазировать. Дело в том, что при жизни ты успела создать пять хоркрусов, сама того не ведая.
- Пять… чего?
- Хоркрусов. Хранилищ своей души. Темные маги используют хоркрусы для того, чтобы обрести бессмертие. С помощью убийства они расщепляют душу на части, истончая ее, и переносят в какие-либо предметы. Конечно, цена таких поступков невероятно высока – маги теряют самих себя, оказываясь за гранью добра и зла, попадая в бездну безумия. Это безрадостный путь, и он приносит с собой только могущество, отнимая радость, счастье и покой. К тому же, хоркрусы, как я надеюсь, не так сложно уничтожить, как всем кажется. Что же касается тебя, милая, то я прошу тебя извинить меня. Я не увидел твоей настоящей силы ни с первого взгляда, ни со второго, ни после длительного знакомства. Кто же думал, что любовь оказжется такой сильной магией?
- Я с радостью прощу вас, профессор, но я совершенно не понимаю, о чем идет речь, - лили растерянно перевела взгляд изумрудных глаз на мужа, но тот казался не менее удивленным и растерянным, чем она сама.
- Вот в этом и заключается твое могущество, Лили, - Дамблдор снова взял слегка подрагивающую ладошку девушки в свою руку. – Ты умеешь любить и прощать. Не нужно переживать, дорогие мои, это светлое, очень светлое волшебство. И оно не принесет вреда ни вам, ни кому-то еще. Дело в том, что когда Лили сильно, от всего сердца кого-то любила, она отдавала кусочек своей души. Близкие ей люди всегда находились под ее защитой. Вы, наверняка, сможете припомнить немало странностей, которые вы объясняли магией или интуицией. Каких-то случаев, когда близким вам людям что-нибудь угрожало.
- Нет, кажется, нет…
- Но лили, Альбус прав! – неожиданно подскочил на месте Джеймс. – Помнишь, когда тебе приснился сон о том, что Муни звал тебя? Ты проснулась, разбудила меня, и мы апарировали к нему, чтобы убедиться в том, что все в порядке? Я считал, что это обычные причуды беременной женщины, но оказалось, что все серьезно.
- Точно! Лунатику Пожиратели подкинули письмо с темным проклятием, и он начал обращаться в волка до наступления полнолуния.
- А тот случай с Питером…
- Видите, мои дорогие, - Альбус выпустил ладошку Лили, которая уже перестала дрожать, и улыбнулся своей совершенно особенной, светлой и успокаивающей улыбкой. – Пока ты была нужна своим близким, твоя душа находилась рядом с ними. Затем она возвращалась, соединяясь с оставшейся частью. Поэтому вы оказались здесь – некоторые части твоей души так и не вернулись обратно. Пока что не вернулись. Но как только они все снова соберутся – вы с Джеймсом сможете уехать отсюда.
- Мы с Джеймсом? – эхом повторила Лили. – А почему…
- Потому что одна часть твоей души навсегда привязана к нему.
На Лили нахлынули воспоминания. Она вспомнила, как в первый раз увидела вихрастого вздорного мальчишку, который заразительно смеялся вместе с Сириусом над каким-то рассказом. Вспомнила задиристого и грубоватого подростка, который с самодовольной улыбкой пригласил ее на свидание. И его ошарашенное растерянное лицо, когда он услышал отказ. Вспомнила нежного и чуткого молодого человека, который впервые попросил прощения у слизеринца, на которого Сириус из вредности наложил Летучемышиный Сглаз. Вспомнила серьезного мужчину, который надевал на ее палец обручальное кольцо и поглаживал ее огромный живот. Вспомнила самого лучшего на свете отца, который по ночам просыпался от малейшего всхлипа Гарри и бежал подогревать для него бутылочку с молоком.
- А вторая часть осталась с Гарри, - Джеймс не спрашивал, он утверждал, но Альбус все равно коротко кивнул. – Но ведь Гарри, я надеюсь, проживет долгую и счастливую жизнь. Значит, что мы на это время останемся здесь? А что потом? Если Гарри и в дальнейшем нужна будет материнская поддержка?
- Я уверен, что он никогда не забудет вас и будет гордиться своими родителями. Не сомневаюсь, что ему еще не раз потребуется ласковое мамино прикосновение. Но потом он обязательно найдет ту женщину, которая станет для него ближе кого бы то ни было на свете. И тогда уже она станет заботиться о нем. Лили, не хмурься, это не значит, что вы с ним больше никогда не увидитесь.
Задорно рассмеявшись, женщина легко соскочила со скамейки, заставляя своего мужа последовать за ней.
- Спасибо вам за вас, Альбус! Вы наш ангел-хранитель. И на этот раз – только хорошие вести. Наверно, впервые со дня нашего с вами знакомства.
- Постой, девочка моя, это еще не все.
Лили чуть встревожилась, но безмятежное лицо старого волшебника лучше всяких слов доказывало, что волноваться не о чем.
- ТАМ осталась не одна часть твоей души?
Джеймс растерянно взъерошил волосы, отчего очки съехали на один бок, а Лили принялась накручивать на палец рыжую прядь.
- Кто же еще? Может быть…
- К чему гадать? – Альбус снова улыбнулся, мягко и обезоруживающе. Я не могу точно сказать, с кем остались кусочки души Лили, но знаю, что всего их пять.
- Пять? – девушка ахнула, глаза ее распахнулись так широко, что она стала похожа на испуганного совенка.
- Да, пять.
- Почему же я не чувствую их?
- Может быть потому, что тебе ни к чему. Пока что. Эта часть твоей души связана с Джеймсом. Это не значит, что ты не переживаешь за других или любишь их значительно меньше. Просто прими это как данность. Думаю, в свое время ты поймешь.
- Еще ни разу не случалось такого, чтобы ваши прогнозы не оправдались.
- Кто знает, моя милая, кто знает. Мы рассуждаем о таких тонких материях, что утверждать хоть что-то наверняка невозможно. Увы, мое время уже истекло. Скоро прибудет поезд, пора возвращаться.
Альбус крепко обнял молодых людей и подтолкнул их к лестнице, спускавшейся в сад.
- Ни о чем не волнуйтесь, мои дорогие. У всех сказок рано или поздно наступает счастливый конец. А уж светлое волшебство никогда не приведет к печальным последствиям.
И Лили почувствовала, что так оно на самом деле и есть. Кажется, Джеймс тоже. Он обнял свою жену за талию, защищая от всех тревог и невзгод, и они вместе зашагали к остановке, возле которой их уже ждали Френк и Алиса.

@темы: творчество

URL
Комментарии
2011-06-24 в 22:32 

the only one in the world
Lots of love, Lily
Нет слов.

Я пока не дома, когда вернусь - еще раз перечитаю, а пока нет слов.

Спасибо..

2011-06-24 в 22:47 

forgotten-invocation
carpe diem - лови момент
Lily Potter Это такая странная арифметика - ты отдаешь свет, я его принимаю и отдаю дальше в два раза больше. И так далее. В итоге - все отдают и никто не теряет. А света в мире становится намного больше.
Спасибо тебе. Я рада, что нашла тебя ))

URL
2011-06-25 в 00:37 

the only one in the world
Lots of love, Lily
forgotten-invocation я тоже рада, что нашла тебя.

   

записки одной гриффиндорки

главная