Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:25 

5 хоркрусов Лили Поттер, письма и разговоры, часть1

forgotten-invocation
carpe diem - лови момент
Письма и разговоры, часть 1

Лили проснулась на рассвете. И это было непривычно. Здесь, где не надо никуда торопиться и нечего опасаться, она позволяла себе, впервые за долгое время, спать допоздна. Повернув голову вправо, она увидела растрепанную макушку мужа и, не удержавшись, погладила его по волосам. Джеймс шумно выдохнул, но не проснулся. Лили перевела взгляд на окно, за которым только разгоралась заря. Дымчатые облака расходились по небу из одной точки на горизонте, розовый свет пытался пробиться между ними. Пару минут полюбовавшись этим восхитительным зрелищем, девушка перевела взгляд вправо, на маленькую тумбочку. Будильник показывал шесть утра. И только оторвав глаза от изящных серебристых стрелок, Лили заметила, наконец, письмо. Простой белый конверт, подписанный летящим почерком с многочисленными завитками. Всего одно слово – «Лили». То ли указание на авторство письма, то ли – на адресата.
Надрывая конверт, Лили уже знала, от кого это послание. Она подсознательно ждала этого письма со дня своего появления здесь. Первое, первое письмо из пяти.
«Здравствуй!
Я хотела написать тебе, что у нас все в порядке. У нас – это у меня и у Гарри. Он такой славный мальчик! Именно такой, каким ты себе его представляла – внешность Джеймса, а характер больше похож на твой. Только он намного, намного сильнее, чем ты (уж прости, что пишу так). Солнечный львенок, который верит в этот мир, который не знает, что такое озлобленность и недоверие. Не волнуйся – я не оставляю его ни на минуту. В его снах – пою ему колыбельные и рассказываю о Джеймсе, в реальном мире – давая почувствовать свое тепло, свою заботу.
Не скажу, что детство его было безоблачно – ты ведь и сама знаешь, в каком мире он живет. Но он со всем справился, со всем! Мы победили, но мы-то с тобой в этом ни секунды не сомневались. Не волнуйся, Лили, теперь за ним есть кому присмотреть. Рядом с ним – верные друзья и любимая девушка. Она так похожа на тебя в молодости! Такая же рыжая и отважная, так же верит в людей. Настоящая гриффиндорка. И твою внучку будут звать точно так же, как и тебя. И она тоже будет рыжей и храброй.
Ты скоро и сама все увидишь, просто мне показалось важным – самой написать».
Как только Лили дочитала последнюю строчку, письмо исчезло прямо у нее из рук. Но не успела она как следует удивиться или разбудить Джеймса, чтобы рассказать ему о сыне, как в окно тихо постучалась какая-то птица. Это была совершенно точно не сова – Лили никогда не видела таких ярких сов. Спустив босые ноги на пол, девушка бесшумно встала и подбежала к окну. Феникс, это был настоящий феникс с переливающимися огненными перьями, по-человечески умными глазами и блестящим черным клювом.
- Фуокс? – одними губами прошептала Лили.
Феникс кивнул и взлетел с подоконника, будто приглашая девушку следовать за собой. Она оглянулась на спящего мужа и каким-то шестым чувством поняла, что будить его не следует. Накинула зеленый ситцевый халат поверх ночной рубашки и босяком выскочила в сад. Солнце еще не успело прогреть землю, и утренняя роса приятно холодила ноги. Феникс сидел на спинке одной из скамеек, повернув голову на бок. Не успела лили подойти к ему вплотную, как из-за угла показался…
- Альбус! – по-девчоночьи взвизгнула она и кинулась на шею старого волшебника.
- Да, моя девочка, да, это я. Теперь я живу в доме напротив и мы будем видеться часто-часто.
- Но как…
- Я умер. Ну-ну, не стоит плакать, совсем не стоит. Это была достойная смерть. Именно такая, какую я бы для себя выбрал. Это не значит, конечно, что мне вообще хотелось бы умирать, но все же теперь я могу увидеться с дорогими мне людьми.
- Ваша мать и сестра?
- Вот именно, они. Я вас познакомлю, но попозже. И о смерти своей расскажу. Все равно Джеймс потребует от меня подробного отчета, ты же его знаешь. А мне вовсе не хочется повторять одну и ту же историю дважды.
- Что же тогда? – на лице Лили были написаны растерянность и волнение. – Что-то с Гарри?
- Ну что ты. С ним все хорошо, разве ты не получила письма? – старый волшебник лукава улыбнулся.
- Получила. Оно – от…
- Да, именно. У тебя осталось четыре хоркруса. Думаю, следующие два не заставят тебя долго ждать. Знаешь, было очень любопытно наблюдать за ними. Ведь это, в конце концов, не совсем ты. Это... отдельные части твое души, о которых ты, возможно, и сама не подозревала. Пойми, моя дорогая, они остались не с теми, кого ты больше всего любишь, а с теми, кому это было необходимо больше всего. Просто в основном эти понятия совпали.
- Это здорово! А я-то ломала голову, почему… один из них не остался с вами, профессор.
- Если бы могла, ты бы свою душу и на сто частей разделила, я знаю, - засмеялся Дамлдор. – Знаешь, это так странно – видеть тебя такой разной. Самой старшей Лили исполнилось тридцать пять лет. У нее волосы намного темнее твоих, она убирает их в строгую прическу. Но ты увидишь ее, скоро увидишь. Как только твой хоркрус выполняет свою миссию – часть души возвращается к тебе, и ты можешь увидеть все то, что она пережила со времени твоего ухода. Конечно, только в виде сна.
- Альбус, я правильно поняла… Если бы я захотела, то мы с Джеймсом могли бы отправиться дальше прямо сейчас? Мы были на вокзале, и никто не мешал нам ни купить билет, ни сесть на поезд.
- Да, милая, все верно. К сожалению, я не знаю, что бы случилось с остальными частями твоей души в этом случае. Знаешь, они ведь обладают собственной волей, они получают новый, отличный от твоего, жизненный опыт. Они меняются. Это непохоже ни на что из того, что я наблюдал раньше.
- Вам нравится наблюдать? – лукаво спросила Лили, поглаживая алое оперенье феникса, который, казалось, внимательно прислушивался к их разговору.
- Конечно. Я волнуюсь за вас. Знаешь, в какой-то момент мне даже показалось, что одна Лили не захотела возвращаться.
Дамблдор внимательно посмотрел в удивленно распахнутые изумрудные глаза своей собеседницы, так похожие в этот миг на глаза ее сына. Похоже, он нашел на их дне то, что искал, поэтому удовлетворенно кивнул и продолжил.
- Это было лишь мгновение, Лили. Скажи, а ты бы – отпустила?
Она кивнула, все так же не умея произнести ни слова. Что за странный вопрос! Каждая душа имеет право на свободу.
Минут через пять, справившись с неожиданно нахлынувшими чувствами, Лили заговорила, торопливо, будто боялась, что старый волшебник ее перебьет.
- Мне всегда казалось, что во мне живут несколько разных девушек. Иногда мне хотелось совершенно разных вещей одновременно. Например, в детстве – сладкого и соленого одновременно. И потом… одна часть моего Я была уверена, что надо первой подойти к сестре, принудительно сломать стену, возникшую между нами. Может, сказать какие-то резкие слова, в чем-то обидные. Сделать больно – но только сейчас, чтобы потом от этого стало лучше. Но победила другая часть, которая считала, что каждому нужно давать свободу выбора. И чем дальше, тем слабее становились эти голоса, эти противоречивые желания. В конце концов, сомнений уже не осталось. Я как будто стала собой. Наверно, это произошло после того, как я стала встречаться с Джеймсом.
- Понимаю. Теперь – понимаю, - медленно проговорил Дамблдор. – Так бывает у могущественных волшебников. Впрочем, не у них одних. Твоя магия оказалась настолько сильной, что остальные части твоей души не ушли навсегда, а остались. А потом ты нашла любимого человека, и ваша магия соединилась. Ты стала самой собой, и он тоже. Впрочем, о таких вещах не принято рассуждать вслух.
- Альбус, а почему вы решили поговорить со мной наедине?
- А как ты думаешь? - взгляд бывшего директора снова стал лукавым и каким-то по-мальчишески задорным.
- Джеймс, - с улыбкой выдохнула Лили. – Да, мне кажется, он… ну, ревнует, что ли. Отчасти, конечно. Не к Гарри – а к остальным. Он привык, что я принадлежу ему и только ему.
- В каком-то смысле он прав, - неожиданно согласился Альбус. - Каждый из нас принадлежит только одному человеку.
- Вы не хотели, чтобы он расстроился?
- Определенно, расстраивать Джеймса не входило в мои планы, - кивнул старый маг. – А еще я не знал, как ты отреагируешь на мои слова.
- Альбус, мне кажется, что вы чего-то недоговариваете.
- Милая, это ты просто привыкла к тому директору, которого знала раньше. Теперь все карты розданы, все многоступенчатые планы остались в прошлом. Я действительно рассказал тебе все, что знал и поделился всем тем, что меня тревожило. А ты вся как на иголках. Понимаю, Джеймс скоро должен проснуться. Приходите к нам в гости, моя мать прекрасно готовит. На обед будет грибной суп, а на сладкое – лимонные дольки.
Альбус рассмеялся непривычным для него радостным смехом, и Лили присоединилась к нему. Затем она позволила себе вольность, чмокнув старого волшебника в морщинистую щеку, и побежала домой. А Дамблдор еще долго смотрел ей вслед, как будто размышлял о чем-то.

@темы: творчество

URL
Комментарии
2011-06-27 в 12:58 

the only one in the world
Lots of love, Lily
Ты знаешь, читая это, я понимаю в очередной раз то, что все в мире происходит не просто так. Особенно встречи с людьми.
Когда ты впервые постучалась тогда в сообществе, меня словно что-то в сердце толкнуло. И сейчас я читаю то, что ты пишешь, и вижу, как ты читаешь страницами меня и мою жизнь, облекая в слова, и давая мне наконец-то возможность увидеть многое в ней со стороны.

Это настолько прекрасно, насколько возможно.
Спасибо тебе огромное.

   

записки одной гриффиндорки

главная