Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:34 

5 хоркрусов Лили Поттер, четвертый

forgotten-invocation
carpe diem - лови момент
Лили бежала по длинному коридору, забыв про страх. Ее не пугали ни мрачность каменных стен, ни пронзительная тишина (а ведь каблуки ее туфель должны были стучать почти оглушительно). Она бежала из последних сил, но не чувствовала усталости, в голове билась только одна мысли – успеть. И она успела.
Старшекурсники сбились в тесную кучку, пытаясь подбодрить друг друга. Высокие нескладные мальчишки и насмерть перепуганный девчонки – все они горели решимостью и были готовы шагнуть навстречу своему страху. А в центре стояла рыжеволосая девушка в гриффиндорской мантии с пылающим от возбуждения лицом и давала короткие указания. Она была чем-то неуловимо похожа на саму Лили – такая же миниатюрная и изящная, с тонкими запястьями и пронзительными глазами. Но вот взгляд ее был более твердым и решительным, а голос – уверенным. Лили никогда не была лидером, не умела и не любила вести кого-то за собой, скорее, наоборот – сама заражалась чужими идеями. Эта гриффиндорка напоминала Минерву Макгонагал в молодости – без криков, приказов и принуждений она не только умела заразить окружающих своим настроением, но и умела быстро ориентироваться в ситуации и давать четкие указания. Она уже закончила говорить, и теперь компания собралась расходиться, но Лили осторожно толкнула девушку под локоть и прошептала: «Джинни, зелье удачи». Рыжеволосая девчушка выудила из кармана флакон с золотистой жидкостью и заставила каждого присутствующего сделать крохотный глоток. Лили облегченно выдохнула – она успела вовремя. Теперь осталось только предупредить учителей…


Это был странный сон. Лили села на кровати, пытаясь понять, что же так удивило ее. Он не сомневалась, что видела свой четвертый хоркрус, но не могла понять, почему. Она же не получила очередное письмо. Предрассветные сумерки синим маревом заполняли комнату. Бесшумно встав, чтобы не разбудить мужа (во сне он казался совсем подростком, а еще он так хорошо, так мило улыбался), Лили поднялась на второй этаж.
- Эола, Эола! - тихо позвала она, и большая сипуха спланировала ей на руку.
Лили сгорбилась над маленьким стоиком, заваленным перьями и пергаментами, прошептала «Люмос», и торопливые строчки полетели по желтоватому листу. Дописав, она наспех привязала письмо к лапке совы.
- Альбусу Дамблдору, ответа можешь не дожидаться.
Сова мягко вспорхнула и растворилась в синих сумерках. В ту же минуту дверь тихонько скрипнула, и на пороге комнаты показался Джеймс.
- Ну вот, я думал, у тебя тайное свидание, приготовился ревновать, а оказалось, что зря, - он улыбнулся, кладя руку на плечо жены. – Ты даже тапки не надела, что за беспечность. Окна везде открыты, сквозняк. Пойдем лучше обратно в спальню, досматривать сны.
- Джеймс, мне снился Хогвартс.
- Ну и что, мне он часто снится.
- Нет, мой хоркрус… он остался там, - Лили подняла на мужа встревоженные глаза.
- Милая, а разве ты сама не сделала бы такой же выбор? Хогвартс для всех нас стал вторым домом, а дом нужно охранять. Теперь ты станешь кем-то вроде Серой Леди, разве это не здорово?
- Здорово, конечно, - немного успокаиваясь, откликнулась Лили, потеревшись щекой о гладко выбритый подбородок мужа. – Просто…
- Просто утром к нам, первым делом, прибежит Альбус с горящими, как у гончей глазами, и новой теорией о природе случившегося в зубах. Ты же его знаешь – его хлебом не корми, но дай какие-нибудь загадки поразгадывать. Тебе не кажется, что Шерлок Холмс – одно из его прошлых воплощений?
- Кажется, - фыркнула Лили, утопая в объятиях Джеймса. Тугой узел в ее животе постепенно расслаблялся.
Она позволила мужу увести себя вниз и снова легла рядом с ним. И уже на грани сна и яви она тихонько прошептала:
- Джеймс, а тебе нравятся вейлы?
Как ни странно, этот вопрос она мечтала задать ему уже давно. На выпускном балу Сириус в шутку рассказал, как Джеймс на первом курсе был влюблен в одну вейлу и хранил ее колдографию у себя под подушкой. Лили не знала почему эти слова так ее встревожили и почему она не решалась спросить у мужа раньше. Он мог притвориться, что уже спит или не расслышал вопроса. Но Джемс открыл глаза, погладил жену по щеке и ответил:
- Муни, это он был влюблен в вейлу. Даже не в вейлу – Мирлен была вейлой только наполовину. Они с Ремусом жили по соседству, их родители дружили. После… Фернира Мирлен перестала даже здороваться, делая вид, что ее прежнего приятеля не существует вовсе. Он очень страдал. Уже в Хогвартсе на первом курсе у Сириуса с Ремусом произошел небольшой спор. Бродяга утверждал, что вейлы – наполовину животные, как и оборотни, потому что не могут контролировать свою вторую ипостась. Муни же считал их сродни анимагам. Поэтому Ремус впоследствии и не решился рассказать другу о Мирлен, о которой еще долго не мог забыть. Даже писал ей письма и посылал открытки на Рождество. Но мне он признался и даже показал единственную сохранившуюся у него колдографию. В тот миг Сирии как раз вернулся в спальню, и чтобы не смущать ранимого Муни, я сделал вид, что колдография принадлежит мне. Ты ведь давно хотела мен спросить об этом, не так ли?
- Да, - чуть слышно выдохнула Лили. – Ты знал?
- Конечно. Когда Сирии на балу имел неосторожность ляпнуть про вейлу – у тебя даже глаза потемнели.
- И ты ничего мне не рассказал?
- Я ждал твоего вопроса. Мне хотелось, чтобы ты не боялась задавать мне вопросы и чувствовала, что я доверяю тебе.
- Просто, Джеймс. Просто мне не хотелось бы услышать о твоем романе с вейлой.
- Моя глупенькая девочка! Ты лучше всех вейл на свете, именно поэтому я выбрал тебя, а не кого-то другого. Я так долго ждал, пока ты обратишь на меня внимание. Просто ТАМ у нас было так мало времени. Школа, брак, рождение Гарри. В магическом мире редко события продвигаются вперед с такой скоростью. Просто тогда была война. Но теперь у нас есть время, и я уверен, что мы наверстаем упущенное. Не сразу, не впопыхах, а постепенно. Шаг за шагом.
Лили всхлипнула и уткнулась носом в шею мужа. Самого близкого, самого дорогого человека, который понимал ее саму даже лучше, чем она понимала себя. Она сотый раз, наверно, порадовалась тому, что одна частичка ее души осталась с Муни. С ранимым, добрым, трогательным оборотнем. А еще вся эта история про него и вейлу напомнила ей другую историю еще об одних мальчике и девочке, которые дружили в детстве, но чьи дороги разошлись впоследствии.

Альбус Дамблдор ждал супругов на их собственной кухне, сидя на обеденном столе и беззаботно болтая ногами в воздухе. В правой руке его была книга, посвященная драконам и драконологам, в левой – надкушенный бутерброд.
- Привет, Ал. Что, надумал к нам переселиться? Учти, у Лили до сих пор силен материнский инстинкт, так что тебе светит стать нашим сыночком.
Все трое задорно рассмеялись, и хозяйка дома начала накрывать на стол. Через минут двадцать по комнате поплыл восхитительный запах свжесваренного кофе с корицей, зелени и круасанов.
- Мммм... профто вофхитительно.
- Джеймс, милый, сначала прожуй, потом говори.
- О, старина, вижу, ты не обманывал меня насчет материнского инстинкта, - хитро прищурился Альбус.
- Наверно, именно поэтому под моей опекой теперь оказался весь Хогвартс, - с утра эта мысль не казалась такой уж необычной, и Лили продолжала так же спокойно улыбаться.
- О, милая, в этом нет ничего удивительного. Но мы отложим, пожалуй, этот разговор. Я думаю, его будет уместнее вести в более широком кругу друзей. Приходите с Джеймсом к нам на обед. Вас ждет… любопытная компания.

Компания и вправду собралась «удивительная», иного слова не подобрать. За столом с задумчивым видом сидела высокая изящная девушка с серебристыми волосами. Лили сначала даже приняла ее за вейлу, но сразу же поняла, что ошиблась – у вейл не было таких прозрачно-голубых глаз на выкате и они уж никак не могли носить сережки в виде редисок.
- Эвелина Лавгуд, - представилась девушка. – А вы, наверное, Джеймс и Лили Поттер. Альбус мне о вас рассказывал. Моя дочь дружит с вашим сыном.
- Очень приятно, - Лили неуверенно протянула руку и коснулась холодных пальцев новой знакомой.
- Эви, это Лили, да? Как здорово, что она, наконец, пришла! – затараторила еще одна леди, пожалуй, самая старшая в компании. – Мое имя – Дайлис Дервент, я двадцать лет работала в больнице святого Мунго, затем занимала пост директора Хогвартса.
Гости заполняли просторный обеденный зал, называли свои имена. Никого из них Лили не знала лично, зато о многих слышала. Эдвард Эверард – волшебник с землистым лицом и короткой черной челкой, которая придавала ему сходство с грустным пони. Чарити Бербидж – невысокая черноволосая девушка с круглым лицом и золотисто-карими глазами. Декстер Фортескью со слуховой трубкой в руках. Джеймс вспомнил, что видел его портрет в кабинете директора в Хогвартсе. Силванас Кеттлберн - высокая широкоплечая волшебница с зеленой мантии.
Затем пришли Френк и Алиса Лонгботтомы, с которыми Поттеры обедали каждую среду. Всего в гостиной Дамблдоров собралось человек двадцать. Кендра радушно приветствовала каждого гостя, ставила перед ним чашку с ароматным чаем, а Ариана без устали приносила подносы со свежим бисквитным печеньем. Когда все волшебники, наконец, были представлены друг другу и расселись по своим местам, встал Альбус. Его глаза блестели задорным огоньком, как будто он предвкушал что-то весьма интересное.
- Друзья мои. Я неслучайно решил собрать вас всех вместе.
«Еще бы этот плут что-то сделал случайно», - проворчала Дайлис Дервент, сидевшая по правую руку от Лили. Лили не смогла сдержать улыбку, а Джеймс чуть не подавился чаем.
- Вас всех, извиняюсь, нас всех объединяет одно – мы хранители Хогвартса.
На минут пять в гостиной поднялся гвалт голосов. Гости возбужденно перешептывались, но вскоре все взгляды вновь устремились на Альбуса.
- Мои дорогие! Каждый из нас искренне был привязан к Хогвартсу. Кто-то учился в этой замечательной школе, кто-то – был ее директором или учителем. Но каждый, каждый из вас оставил кусочек своей души в школе чародейства и волшебства. Думаю, это замечательный повод для знакомства. Давайте выпьем за это!
В воздухе, ко всеобщему удивлению, появились фужеры с красным вином, ровно по количеству гостей.
- Знаете, а ведь я помогал вашему сыну. А еще я, в некотором роде, ваш родственник, - заявил сидящий по левую руку от Джеймса высокий худой мужчина с тоненькими усиками и жидкой бородкой. – Позвольте представиться, Финеас Найджелус Блэк.
- Кажется, вы троюродный дедушка Джеймса? – Лили не была уверена в своих словах, но ей хотелось как-то проявить вежливость, особенно после того, как Джеймс самым неприличным образом вздохнул и закатил глаза.
- Да будет вам известно, юная леди, что моя внучка Пиния Дореа Блэк вышла за Карлуса Поттера, деда вашего мужа. А еще я прямой родственник всех чистокровных семейств Англии – Уизли, Тонксам, Малфоям. А еще состояю в родстве с Логботтомами, Краучами, Крэббами, Макмилланами, Яксли…
- А еще вы – самый занудный слизеринский брюзга за все время существования Хогвартса, - бесцеремонно оборвала Найджелуса Дайлис Дервент, заслужив благодарный взгляд Джеймса. – На самом деле, я даже иногда жалю, что бывшие директора школы могут только отдать часть своей души портретам. Мы не можем свободно разгуливать по школе и напрямую помогать ученикам.
- Говорите за себя, дорогая, - буркнул оскорбленный в лучших чувствах Найджелус и отвернулся к Силванас Кеттлберн. – эта самая выскочка и зазнайка, подруга вашего сына, Лили, умудрилась прихватить с собой мой портрет, когда они шатались по лесам…
Весь вечер прошел в разговорах. Найджелус подробно рассказал о тех временах, когда Гарри, Рон и Гермиона искали хоркрусы Волеморта. Эвелина Лавгуд вспомнила, как подсказала Луне идею поехать в Министрство на фестралах, когда члены Ордена Дамблдора кинулись спасать Сириуса. Силванас Кеттлберн – о том, как во время битвы за Хогвартс помогала каждому из слизеринцев покинуть место сражения. Находяся рядом с этими волшебниками, Лили уже не чувствовала себя странной или ненормальной. У нее возникло ощущение, что все они – члены тайного ордена, объединенные одной общей целью.
- Альбус, а можно вопрос, - неожиданно обратился Джеймс к сидящему в отдалении Дамблдору.
- Да, конечно.
- Скажи, все эти люди и моя жена… как им быть дальше? Ведь часть души, оставшаяся в школе, никогда к ним больше не вернется? Или я чего-то не понимаю?
- Думаю, что ты прав, - задумчиво ответил Альбус, поглаживая ворот парадной лиловой мантии. – ЭТА часть души каждого из них слишком привязана к замку. Она не ощущает дискомфорта от того, что оторвалась от первоначальной составляющей, она помнит все, что происходило с ней до этого, но не переживает это столь же ярко. Для нее вся прошлая жизнь – как сон или фильм. Не вызывает эмоции, почти не вызывает. Это похоже на посмертное существование приведений. Что же касается того, как жить дальше… Я не думаю, что об этом нужно беспокоиться серьезно. Я уже говорил, что подобного рода хоркрусы – это самая светлая магия. Она не способна причинить вреда тому, на кого направлена. Просто две составляющих души Лили стали отдельными существами, отчасти похожими, но это сходство будет все больше стираться, потому что опыт у них будет разным. Единственное, что душа-хранительница Хогвартса забрала у твоей жены – это боль. Наверно, Лили не могла жить спокойно, не зная, что происходит с тем местом, которое она считала своим домом. А теперь – сможет.
- Дорогой Альбус, это утверждение чертовски верно для каждого из нас, - заявил Эдвард Эверард, и остальные волшебники, которые ловили каждое слово Дамблдора, согласно закивали.
Джеймс украдкой взглянул на свою жену. Она выглядела удивленной и обрадованной. И в то же время, на самом дне ее глаз затаилась тревога. Лили смотрела в свой бокал с вином, как будто на его дне пыталась прочитать ответ на какой-то невысказанный вопрос.

@темы: творчество

URL
Комментарии
2011-06-29 в 14:57 

the only one in the world
Lots of love, Lily
С каждой главой все интереснее и интереснее. Я не читаю фанфики, но то, что видела - совсем другое. Совершенно.
Этот - словно то, что мне давно хотелось бы прочесть, узнать, увидеть.
И еще я здесь вижу не какую-то там далекую,чужую Лили, а себя.

Пиши скорее дальше. Жду с нетерпением ))

2011-06-29 в 16:33 

forgotten-invocation
carpe diem - лови момент
Это и есть фанфик о той Лили, которую я узнала по Письмам. А не о канонной, которую я представляю себе несколько иначе. Это - подарок, а, значит, он должен отвечать вкусам той, для кого написан. ))
Буду стараться в день по главе выкладывать, как и раньше. Пока, вроде, успеваю. Правда, все главы нередактированные, и это заметно. А еще я не люблю линейные сюжеты ))

URL
2011-06-29 в 16:37 

the only one in the world
Lots of love, Lily
forgotten-invocation и правильно, линейность - что сюжетов, что рисунков, что в жизни - это скучно, в конце-концов ))

2011-06-30 в 16:32 

forgotten-invocation
carpe diem - лови момент
Lily Potter Ну что ж, буду стараться )) Остался последний хоркрус.

URL
   

записки одной гриффиндорки

главная